В настоящее время в России практически все крупные промышленные хозяйства, специализирующиеся на курах-несушках, используют клеточную систему содержания. Данное решение обусловлено экономически: при такой системе на 1 квадратный метр приходится в несколько раз больше животных, чем при напольном содержании или свободном выгуле. Клетки располагаются одна на другой в несколько ярусов, а в каждой из них может находиться до 20 куриц.

Но если подобное содержание выгодно для производителей, то оно совсем не выгодно для птиц. В тесноте клеток они не способны не только двигаться, но даже расправить крылья. Пол клетки, не имеющий никакой подстилки, травмирует конечности, а скученность в небольшом и закрытом пространстве способствует расклёвыванию курицами самих себя и каннибализму.

О гигиене говорить также не приходится: фекалии от куриц с верхних ярусов часто попадают на нижесидящих.

Стоит отметить и тот факт, что птицы в клетке менее устойчивы к различным заболеваниям – этому способствует недостаток солнечных и воздушных ванн, большая концентрация поголовья в помещении, малая подвижность птицы, полная зависимость несушки от условий микроклимата и кормления. Безусловно, подобная система содержания подразумевает автоматизированное кормление, искусственное освещение и применение большого количества антибиотиков. Всё это хоть и не очевидно, но отрицательно влияет на здоровье птиц. Например, освещение, как правило, не соответствует световому дню: для увеличения яйценоскости свет может гореть практически круглосуточно, что сбивает биологические часы птицы, она чаще несёт яйца, организм быстро изнашивается, а когда «лимит» исчерпывается, птица отправляется на мясокомбинат. Несушки практически не получают ветеринарной помощи, ведь провести полноценный осмотр при такой системе содержания не предоставляется возможным. Поэтому, как уже было сказано выше, куриц просто накачивают огромным количеством антибиотиков, которые, к слову, затем попадают и в организм человека. Если же антибиотики не помогают, то птица умирает, оставаясь лежать трупом в клетке со своими ещё живыми сородичами, пока их всех не отправят под нож.

Спасенные с одной из таких ферм птицы

Если вышеперечисленных фактов не хватает для понимая всего того ужаса, что происходит на производстве, то давайте проведём сравнение с тем, что нам близко и знакомо. И это совсем не пожизненная самоизоляция или поездка в час пик в метро, что так выматывает нас, но описывает лишь одно сотую или даже тысячную того, что испытывают животные. Лучшим примером, наверное, послужит концлагерь. Ведь что такое концентрационный лагерь? Это специально оборудованный центр массового принудительного заключения и содержания. А об ужасах данного места говорить не приходится – все мы, без исключения, ещё чувствуем леденящий страх этого слова по рассказам бабушек и дедушек, по жутким картинкам и документальным кадрам.

Так почему же мы, так отчаянно стремящиеся не повторить этот кошмар, до сих пор продолжаем его в отношении братьев наших меньших? Данная система имеет лишь одну цель: при наименьших затратах получить наибольшую прибыль в кратчайшие сроки. Но всем известно, что идеальной схемы не существует — обязательно есть подвох. И как уже стало ясно, он кроется в страданиях огромного числа животных, которые вынуждены от рождения и до смерти томиться в постоянной тесноте и грязи, испытывать боль и страх и медленно умирать от десятков болезней. Стоит ли всё это тех денег, что так рвутся выручить производители? Ответ очевиден – нет.